Авторское право как инструмент международного экономического давления

Аватар пользователя Н.Сосновский

«Список 301»

В этом году Украину снова внесли в легендарный «Список 301». Что же это за документ, которым пугают весь мир, и который символизирует угрозу репрессивных мер по отношению к независимым государствам?  «Список 301» ежегодно готовит Торговый представитель США (USTR), в нем содержится перечень государств, в которых не действуют механизмы защиты авторских прав интеллектуальной собственности.

В список вносят страны, в которых допускаются самые большие нарушения в сфере авторского права, что, как полагают составители, наносит  серьезные убытки (действительные или предполагаемые) США. Принято считать, что «Список 301» самим своим существованием должен поддерживать и всячески стимулировать соблюдение защиты авторского права на территориях всех стран мира.

В «Списке 301» за 2010 год Украина находилась в разделе общего наблюдения, среди таких стран, как Белоруссия, Боливия, Бразилия, Бруней, Колумбия, Коста-Рика, Доминиканская Республика, Эквадор, Египет, Финляндия, Греция, Гватемала, Италия, Ямайка, Кувейт, Ливан, Малайзія, Мексика, Норвегия, Перу, Филиппины, Румыния, Испания, Таджикистан, Турция, Туркменистан, Узбекистан, Вьетнам. В начале этого года Торговая палата Международного альянса интеллектуальной собственности (IIPA) рекомендовала переместить Украину к Priority Watch List.

В конце апреля 2012 года Украину «повысили». Теперь соседями Украины в разделе особого внимания стали Алжир, Аргентина, Канада, Китай, Чили, Индия, Индонезия, Израиль, Пакистан, Россия, Таиланд и Венесуэла.

Комментарии аналитиков USTR относительно «борьбы с пиратством» звучат так: «Украина приняла минимальные меры в осуществлении плана «2010 IPR», а в некоторых случаях состояние в области защиты интересов правообладателей интеллектуальной собственности даже ухудшился. Например, самый большой сайт страны (EX.UA), который распространяет контрафактную продукцию, восстановил свою работу уже через несколько дней после закрытия. Кроме того, штат государственных инспекторов в Государственной службе интеллектуальной собственности Украины был значительно сокращен. В стране также не решен вопрос с распространением нелегальных копий фильмов.

Несмотря на то, что мероприятия по прекращению несанкционированных записей в кинотеатрах проводились, пиратские копии, как и раньше продолжают появляться, что не может не вызвать беспокойства. Тем более что контрафакт через границу страны (при отсутствии полномочий у таможенных служб) свободно переправляется в соседние государства.

США призывают Украину принять меры для решения проблем пиратства в Интернете, в том числе путем внесения изменений в соответствующие законы, благодаря чему можно будет обеспечить надлежащий контроль над распространением контрафакта».
USTR настоятельно рекомендует Украине повысить эффективность защиты авторского права. Особенно это касается использования нелицензионного программного обеспечения в государственных органах. Упоминается о необходимости внесения изменений в Закон Украины «Об авторском праве и смежных правах» (законопроект № 6523). Также USTR призывает максимально улучшить работу правоохранительной и судебной систем, поскольку сейчас постоянно затягивается принятие решений, не хватает данных относительно экспертиз, а действующее законодательство нуждается в усовершенствовании.
Если проанализировать все эти рекомендации и установки, то без труда можно заметить явную односторонность в оценке ситуации в Украине.

Показательной является ситуация с ресурсом EX.UA, который упоминается в «Списке 301». Так называемое «закрытие» ресурса происходило без решения суда, а вот «возобновление работы» стало результатом соблюдения норм закона и права. К тому же претензии к ресурсу выдвигают компании, которые не представлены в Украине или по правам и полномочиям которых существует много замечаний. Следует сказать, что с большинством украинских правообладателей ресурс заключил договора и давно сотрудничает. Что еще очень важно –  ресурс открыт только для пользователей украинского сегмента сети Интернет. И этот факт еще больше ставит под сомнение претензии IIPA с USTR к Украине.

Также необъективна оценка результатов деятельности украинской стороны по прекращению несанкционированных записей кинофильмов в кинотеатрах. Работа, которая проводилась Украинской антипиратской ассоциацией (УАПА) в 2010 и 2011 годах в этом направлении, была довольно эффективной. В конце 2011 года такое явление, как несанкционированная запись премьерных фильмов в кинотеатрах для дальнейшего их размещения в сети Интернет (Camrір), было ликвидировано. А сотрудничество УАПА и EX.UA по удалению Camrір с отечественных интернет-ресурсов лишило это направление экономической основы и помогло в решении проблемы. Однако эти достижения остались без внимания авторов «Списка 301».

Все больше экспертов и политиков подвергают критике «Список 301» за отсутствие фактов, но более всего за лоббирование интересов больших медиа-корпораций. Например, издание Intellectual Property Watch приводит высказываине профессора юриспруденции университета Оттавы Майкла Гейста: «Отчет не только грешит отсутствием объективного анализа, он еще и нацелен на самые бедные страны мира, при этом выступает против любой страны, которая осмелится высказать другой взгляд на проблемы защиты интеллектуальной собственности, не приводя примеров нарушений в законодательной сфере». В свою очередь, директор Республиканского научно-исследовательского института интеллектуальной собственности (Российская Федерация) Владимир Лопатин заявляет, что реальные потери правообладателей намного меньшие, чем заявленные, но ими прикрываются экономические и политические интересы. «В мире пока что практически нет никаких объективных методик расчета объема контрафакта, а без этого любая заявленная цифра субъективной», — утверждает ученый.

Медиа-пиратство

Объективны ли  исследования  пиратства?
На сегодняшний день одной из главных проблем в охране интеллектуальной собственности является медиа-пиратство, которое более всего распространено в Канаде, Испании, Италии, России, Китае, Израиле.

Понятие «пиратство» никогда не имело четкого юридического определения. Такую понятийную размытость часто сознательно используют, чтобы скрыть основные отличительные признаки между типами использования продукта без выплаты компенсационных сумм. Трактовать определение пиратства можно в довольно широком диапазоне: начиная от незаконного копирования и использования произведений без согласия автора с целью перепродажи в коммерческих масштабах, заканчивая бесконечными спорами о границах оправданного использования и первой продажи цифровых товаров и широко распространенной практики личного копирования вне юрисдикции относительно соблюдения авторского права.

До 2007 года изучение и анализ Интернет-пиратства носили узко корпоративный и рекомендательный  характер.
Первые инвестиции в борьбу с медиа-пиратством начались в конце 80-х годов. Этот период отмечен ростам активности корпораций в области интеллектуальной собственности. Но и в 90-е годы процесс не останавливался, в 1994 году был установлен порядок, согласно которому отраслевые компании получили возможность направлять формальную жалобу на замеченные нарушения в сфере авторского права. Основным посредником между отраслевыми исследованиями и «Списком 301» стал Международный альянс интеллектуальной собственности (ІІPA), основанный в 1984 году с целью проведения общей политики в сфере защиты авторского права.

За все эти годы ІІРА публиковал отчеты, с проведенным анализом успешных и неудачных мер борьбы с пиратством. Основными критериями анализа являются два показателя: оценка уровня пиратства на национальных рынках и ориентировочные финансовые убытки, причиненные американскому внутреннему рынку. На основании своих обобщений IIPA издает предписания, в которых чаще всего рекомендует использовать строгие полицейские меры и внедрение законодательных и административных реформ. Если в какой-либо стране предписания не исполняются, национальное государство оказывается в знаменитом «Списке 301».
Организации по защите авторского права привлекают значительные капиталовложения для борьбы с пиратством. Выделяются средства, которые направляются на стимулирование соблюдения законности. Это может быть, например, законодательное лоббирование, которое помогает правоохранительным органам оградить от нелегального тиражирования новые кинофильмы или заставить государственные и частные компании применять лицензионное программное обеспечение в обязательном порядке.

Подобные широкомасштабные кампании включают огромное количество участников из разных стран и организаций. Это могут быть отраслевые организации, агентства по лицензированию, многопрофильные структуры, такие как ВТО и ВОИВ, органы власти США, международные торговые палаты и другие.
Еще раз отметим – все, что мы знаем о медиа-пиратстве, как правило, ограничивается исследованиями, которые субсидировали заинтересованные отрасли, такие как музыкальная индустрия, кинопроизводство и прокат, IT-индустрия – естественно, для собственных нужд. Поэтому результаты отраслевых исследований вызывают законное недоверие. Посмотрим на цифры, которые заинтересованные компании и организации тратят «борьбу с пиратством».

По оценке Джона Кеннеди, руководителя одного из подразделов Международной федерации производителей фонограмм (IFPI), в 2009 году размер бюджета IFPI, предназначенного для силовых мер соблюдения законности в сфере авторских прав, составил около 75 000 000 британских фунтов стерлингов. Эта сумма составляет почти половину запланированного бюджета IFPI. Годовой бюджет Американской ассоциации компаний звукозаписи (RIAA) за прошлое десятилетие составлял почти $55 000 000. Большая часть этой суммы была израсходована на лоббирование, направленное на борьбу с пиратством и полицейские меры. К сокращению бюджета в 2009 году денежный объем, который выделялся для Американской ассоциации кинокомпаний (MPAA) для борьбы с пиратством, составлял около $75 000 000 в год. При этом бюджет Альянса делового программного обеспечения (BSA) равнялся $70 000 000 на год, больше половины из которого — самофинансирование, полученное путем урегулирования конфликтов, связанных с пиратством.

Большое значение в противодействии пиратству играет Торговая палата США. Именно благодаря ее влиянию осуществляется лоббирование, давление на правительства других стран и «разъяснительная работа». В этом направлении задействованы ее многочисленные международные франшизи и аналоги, такие как Международная торговая палата или 115 американских торговых палат, рассредоточенных по всему миру.
Как проходит «разъяснительная работа» хорошо видно на примере Украины. IIPA рекомендовал правительству США рассмотреть вне очереди вопрос о лишении Украины права беспошлинного импорта продукции, который предоставлялся нашей стране в рамках «Обобщенной системы преференций» (это программа американского правительства по экономической поддержке развивающихся стран). Благодаря этой программе в 2010 году Украина получила преференций на сумму $39,1 млн, а за первые 9 месяцев в прошлом году — $44,4 млн.

Поэтому в 2007 году был создан Международный Проект по медиа-пиратству, что дало возможность удовлетворять интересы уже не только больших медиа-корпораций.

Основная цель Проекта — расследование любых нарушений авторских прав в отношении любого медиа-контента: музыки, кино, лицензионного программного обеспечения. Проект, прежде всего, обращает внимание на государства с развивающейся экономикой и на те меры и решения по защите авторских прав, которые принимают их органы правопорядка. Большой интерес представляют исследования, проведенные в таких странах, как Бразилия, Индия, Россия и Южная Африка. Именно они считаются самыми проблемнными в борьбе с пиратством. Ряд исследований выявил определенную закономерность: уровень Интернет-Пиратства в различных странах обратно пропорционален показателю социально-экономического развития, то есть валовому внутреннему продукту из расчета на душу населения.

За прошлые годы к работе над данным Проектом были привлечены почти тридцать пять экспертов по проблемам медиа-пиратства и девять учреждений. Основную поддержку Проекту предоставили Фонд Форда и Canadian International Development Research Centre.
Исследования, которые проводились в рамках Проекта, планировались как серьезная попытка предоставить широкой общественности объективные данные с учетом разных факторов, в том числе изменений медиа-пространства и экономической ситуации в мировом масштабе. Предложенная методика смещает акцент с подсчета теоретических или фактических потерь правообладателя на оценку последствий пиратства для всего социума. Уверены, что такие исследования обеспечат надежный базис для переосмысления уже полученных отраслевых отчетов о медиа-пиратстве и дадут ответы на ряд острых нерешенных вопросов, а именно:

• Какова роль пиратства на культурном рынке и в большой медиа-среде?
• Каковы масштабы потребительского спроса, который сегодня удовлетворяется пиратством?
• Каковы реальные масштабы медиа-пиратства?
• Что можно называть потерями от пиратства?
• Насколько результативным является принудительное соблюдение авторских прав?
• Насколько соответствуют масштабам аудитории пиратства стратегии противодействия ему со стороны правообладателей в сферах программного обеспечения и медиа-индустрии?
• Является ли фактор образования потребителей решающим в борьбе с пиратством?
• Где границы разрешенного некоммерческого обмена контентом?


Высокие технологии и пиратство

Завышенные цены на медиа-продукцию, низкий уровень прибыльности и развитие цифровых технологий, которые дешевеют буквально каждый день — вот основные причины медиа-пиратства. А также неадекватная ценовая политика. Например, если учитывать средний  доход населения в таких странах, как Бразилия, Россия или ЮАР и доходы граждан европейских стран и США, то DVD, Cd-Диски, лицензионная версия Microsoft Office для жителей развивающихся стран будут стоить в 5-10 раз больше. В большинстве стран мира медиа-товары, приобретенные законным образом, становятся предметами роскоши и признаком благосостояния. В таких условиях сектор легального рынка просто мизерный.

Пиратство приносит довольно много проблем и финансовых затрат продюсерам и дистрибьюторам — как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Однако в развивающихся  странах пиратство чаще всего единственный способ доступа к широкому ассортименту медиа-контента. Это очень важный фактор для правильного понимания причин медиа-пиратства и проблем принудительного соблюдения авторского права в условиях  формирующегося рынка.
Согласно независимым методикам, главным фактором для успешных, дешевых рыночных моделей и умного использования цифрового рынка является не агрессивное давление, направленное на соблюдение законности, а, прежде всего, наличие конкурентно-способных фирм, которые могут эффективно влиять на формирование ценовой политики, и сервисов, предназначенных для удовлетворения нужд местного населения. Похожая конкуренция существует в некоторых медиа-областях на территории США и Европы. В этих странах масштабы цифрового потока медиа-контента давно обеспечили доступность такого вида продукции для широких слоев населения.

Например, в Индии большие национальные центры музыкальной и киноиндустрии доминируют на внутреннем рынке, диктуя цены с целью привлечения широкой аудитории потребителей. При таком подходе им часто удается составить здоровую конкуренцию медиа-пиратству. Недостаток такого подхода заключается в том, что цены на производство продукта имеют стойкую тенденцию к снижению, не оправдывая прибыльности от продаж.
Многие специалисты считают, что для того чтобы адекватно оценить влияние глобального медиа-пиратства на глобальный медиа-рынок, нужно учитывать не столько медленно растущие доходы от продажи продукта, сколько его быстрое распространение в цифровой форме, благодаря недорогому высокотехнологическому производству.

По мнению организаторов Проекта, производители медиа-продукта стоят перед выбором: или научиться вести конкурентную борьбу на рынке низких цен, или, сохранив высокие цены на лицензионный продукт, постоянно бороться с дешевой пиратской продукцией и с массовыми нарушениями.
Пиринговые сети (P2P) являются доминирующими по количеству контрафактного продукта  среди общего количества файлообменного контента. Компания Ipoque, которая занимается контролем трафика поставщиков Интернет-Услуг, оценивает частицу пирингового трафика в 70% в странах Восточной Европы, 60% — в Южной Америке и приблизительно 55% — на севере и юге Европы. Показатели для США равняются 25%-30%, что говорит не об уменьшении использования пирингових сетей, а о крупномасштабном использовании популярных видеосервисов, таких как Youтube и HULU.
Масштабы использования больших сервисов обмена файлами, таких как Rapidshare, довольно значительные, что послужило основанием для давления на организации, которые занимаются мониторингом загружающихся файлов. По данным IFPI, в 2008 году близко 40 миллиардов песен были загруженные именно с помощью пиринговых сетей. В 2006 году эта цифра составляла 20 миллиардов. Легально полученный контент составляет меньше 5% от общего количества цифрового медиа ( по данным на 2009 год).

Отдельным разделом правонарушений в сфере интеллектуальной собственности является  использование нелицензионного программного обеспечения (ПО). Результаты исследований, представленные участниками Проекта, демонстрируют — нет причин полагать, что использование нелицензионного программного обеспечения не содействует экономическому росту государства, в отличие от легального ПО. Бесспорно, что пиратская версия Photoshop или Windows по своей функциональности ничем не отличается от законно приобретенной  программы. Следует закономерный вывод — пиратское ПО не мешает развитию вторичного рынка, предназначенного для сервисного обслуживания тех же продуктов, например, компании Adobе. Сервисное обслуживание никоим образом не зависит от того, каким программным продуктом пользуется потребитель — лицензионным или пиратским. Итак, развивая сервисы  сопровождения ПО, производители могут компенсировать потери, связанные с его приобретением.

PIPA, SOPA, АСТА и борьба за здравый смысл

В 2011 году 12 мая 12 сенаторов от обеих партий США внесли в американскую верхнюю палату законопроект о защите интеллектуальной собственности — Protect Intellectual Property Act (PIPA). Согласно PIPA, противозаконными признаются нелегальные копии материалов, контрафактные товары и средства обхода Drm-Защиты. Целью данного законопроекта предполагалась борьба с иностранными сайтами (т.е. зарегистрированные и размещенные вне границ США), которые «обеспечивают или упрощают нарушение копирайта», и защита  миллионов людей, чья работа связана с интеллектуальной собственностью.

26 октября 2011 года сенаторов поддержали 13 конгрессменов, которые внесли свой законопроект — Stop Online Piracy Act (SOPA) — аббревиатура расшифровывается как требование остановить пиратство в Интернете. Законопроект SOPA практически идентичный PIPA, только еще более жесткий — именно он обязует поисковые системы убирать «сайты-нарушители» из выдачи. Это требование оказалось особенно болезненным для системы Google, которая в августе прошлого года была вынуждена выплатить гигантский – 500-миллионный штраф за рекламу службы доставки партизанских медикаментов из Канады в США.

В начале 2012 г. начала набирать обороты кампания против принятия этих законопроектов. В ней приняла участие, в частности, англоязычная Wikipedia, которая в знак протеста на один день прекратила свою работу. Принятие проекта SOPA позволило бы правообладателям по решению суда отключать любой ресурс, на котором есть пиратский контент. Не удивительно, что это вызвало резкую критику со стороны таких компаний, как Facebook и Twitter.
Негативная реакция на PIPA и SOPA обычных граждан и общественных организаций оказалась настолько сильной, что инициаторам законопроектов пришлось отступить.

«Я выслушал критиков законопроекта и принял во внимание их озабоченность  законодательной инициативой по борьбе с пиратством в Интернете. Стало очевидным, что нам необходимо пересмотреть подходы к проблеме иностранных воров, которые воруют американские изобретения и продукты», — сказал Ламар Смит, конгрессмен-республиканец из Техаса, инициатор принятия законопроекта SOPA. Почти одновременно со Смитом сенатор-демократ Гари Род сообщил, что верхняя палата конгресса отказалась от рассмотрения PIPA.

Формальное рассмотрение SOPA и PIPA отложено на неопределенный срок. Фактически это означает, что в нынешнем виде они уже не будут приняты. Понятно, что борьба с пиратством на этом не закончится. В одном из своих выступлений тот же Гари Род подчеркнул, что пиратство «наносит ущерб американской экономике» и должно быть остановлено.

В Европе рассматривался аналогичный законопроект Anti-Counterfeiting Trade Agreement (ACTA) — Международное соглашение по борьбе с контрафактной продукцией.

Однако в Брюсселе законопроект ACTA (который стал  причиной массовых протестов во многих странах Евросоюза) уже всерьез не рассматривается. По словам Нелли Крус, курирующей в Еврокомиссии политику в сфере Интернета и цифровых технологий, в Брюсселе осознали, что в своем нынешнем виде ACTA действительно неприемлем. «Борьба с кражей интеллектуальной собственности не должна бить рикошетом по свободе слова в Интернете», — считает еврокомиссар.

Заявление Крус вызвало в Германии большой резонанс, поскольку оно идет вразрез с официальной позицией Еврокомиссии. После волны протестов, которая прокатилась в Европе в март этого года, в Брюсселе решили приостановить ратификацию проекта ACTA и передать его на юридическую экспертизу Европейскому суду. Основной задачей суда является проверка совместимости договора с законодательством ЕС. Правда, ЕС как и раньше официально поддерживает законопроект ACTA. Голосование по законопроекту запланировано на июль 2012 года в Европарламенте.
Понятно, что Евросоюзу необходимо законодательство, которое эффективно будет защищать интересы правообладателей в Интернете, но при этом не посягать на личные свободы  граждан. Речь идет о консенсусе и равенстве интересов. «Открытость и общедоступность — это, безусловно, наиболее ценное качество Интернета, и оно не должно быть утеряно, — считает Крус. – Однако творцы контента, будь то музыканты, поэты или писатели, должны получать вознаграждение за свою работу».

Напрашивается лишь один вывод: авторское право необходимо реформировать и чем быстрее, тем лучше. Вопрос лишь в том, кто возьмет на себя инициативу и ответственность?


В данной статье использованы материалы и статистические данные, взятые из итгового варианта проекта "Медиа-пиратство в условиях развивающихся экономик". Полный вариант можно прочитать на сайте piracy.ssrc.org

Николай СОСНОВСЬКИЙ, директор ВОО «Всеукраинская Лига Авторов»,


 

 

Комментарии

Аватар пользователя Вл@дек

Как оказалось, европейский парламент 4 июля проголосовал против скандально известного Торгового соглашения по борьбе с контрафакцией (Anti-Counterfeiting Trade Agreement, ACTA)

европейский парламент 4 июля проголосовал против
http://rus.delfi.lv/news/daily/europe/antipiratskij-dogovor-acta-oficial..."

By Вл@дек --

Администратор