Израильский наследник Чехова

Иосеф Бар-Иосеф известный израильский драматург и писатель с этого года сотрудничает с Всеукраинской Лигой Авторов, передав в управление права на свои произведения в Украине. Его пьесы идут во многих театрах России и СНГ. В московском «Современнике», например, поставили его пьесу «Трудные люди»», в которой играют Лия Ахиджакова и Валентин Гафт. В Украине пьесы Бар-Иосефа ставились в Киевском театре драмы и комедии на левом берегу Днепра. Сейчас в театре идет спектакль «Море… Ночь… Свечи» по пьесе «Это великое море». Главную мужскую роль в нем исполняет известный украинский актер Виталий Линецкий.
Мы связались с драматургом и, хотя Бар-Иосеф слывет не очень-то разговорчивым автором, постарались взять у него интервью.

1. В молодости Вы работали строителем, были моряком, журналистом и редактором,  были военным корреспондентом и участвовали в боевых действиях, а первую свою пьесу написали только в 30 лет, что побудило вас обратиться к театру после всех этих занятий?
– Все эти годы, вплоть до написания моей первой пьесы, я писал прозу, в основном короткие рассказы, которые публиковались. Но меня всегда тянуло к пьесам, к драме.

2. Что вы чувствуете, когда ваши герои оживают на сцене? И как они меняются, когда говорят на иностранном языке при постановках ваших пьес в зарубежных театрах?
– Я чувствую удовлетворение, когда их хорошо ставят и играют. Немного странно слышать, как герои, которых ты придумал, видел и слышал в своем воображении, говорят на иностранном языке. Но опять же – когда роли  исполняются хорошо, это замечательно и даже, не буду скрывать, исполнение иностранными артистами приносит наслаждение. Конечно, самое большое удовлетворение и тревогу я испытывал, когда была поставлена моя первая пьеса в Израиле в 1963 году.

3. Каковы ваши впечатления от постановок ваших пьес в театрах России и Украины?
– Хорошие, и даже более того.

4. Наши исследователи, говоря о Вас, вспоминают о Чехове и Эрдмане. А кого Вы чувствуете родным для себя в нашей культуре?
– Чехова и Гоголя. Часто пишут, что мои пьесы продолжают европейскую и русскую реалистическую традицию.  Не могу спорить. Хотя этим русским классикам реализм присущ лишь отчасти.  Но их особое отношение к человеку, к его неизбежному  противостоянию с окружающим миром мне очень близко. И еще… странности. Герои должны быть странными, чудаковатыми…

5. Правильно ли, что одной из главных тем вашей драматургии является конфликт поколений, отцов и детей?
– Да, это так.  Часто такие конфликты происходят не просто между поколениями, но при столкновении ортодоксального еврейства со светским миром, израильских старожилов и приезжих.

6. И чаще всего в ваших пьесах финалы остаются открытыми. Вы не представляете, чем может разрешиться этот конфликт? Или в наше время взаимопонимание не возможно в принципе?
– Мне кажется наиболее естественным оставлять их открытыми. Разве в жизни все по-настоящему серьезные конфликты могут быть разрешены? Некоторые свои пьесы я переписывал несколько раз, но так и не находил решения в финале.  А разве внутренняя борьба человека с самим собой может когда-нибудь завершиться? В жизни мы постоянно ведем поединок не только с реальностью, но и со своими фантазиями. Это не проходит с годами.

7. Принято считать, что острый юмор был и остается спасением еврейского народа.  Однако в  ваших пьесах есть эксцентрика, но крайне мало смеха и юмора!
– Это зависит от точки зрения и особенно от манеры исполнения. Так или иначе, юмор очень важен для меня, но только он не для развлечения.

8. Что вы ожидаете от театра, когда он берет в постановку вашу пьесу?
– А  что от театра ожидать? Блестящую режиссуру и самых лучших актеров.

9. Может ли современный израильский писатель и драматург прожить на гонорары? Например, украинский драматург на одни гонорары с постановок никогда не вытянет.
- Некоторые израильтяне так живут.

10. Позволяете ли вы театрам пользоваться вашими произведениями бесплатно? 
– Нет, я никогда так не поступаю, потому что мне тоже надо как-то жить.

11. Есть ли у вас любимые актеры, известные на территории СНГ? Пишите ли специально на актеров?
– Когда я пишу пьесу, я держу в уме личность, о которой пишу, а не актера.  А украинский актер, которого я хотел бы видеть в спектаклях по моим пьесам, особенно в «КУПЕРЕ» и в «ОТЦЕ ЖЕНИХА»,  это ваш Богдан Ступка.

12. Наконец, личные вопросы: как складываются ваши отношения с Вашими родственниками – братом, детьми, внуками? Взаимопонимание полное?
– Да. Я вполне счастлив со своей семьей.

13. Вы живете один. У нас есть пословица – женщина, похоронившая мужа – вдова, мужчина, похоронивший жену – жених…
– Что вы, я не хоронил свою жену, мы просто развелись! Но согласен – после того, как мы расстались, я чувствую себя женихом.

14. И последний вопрос. Вы – активный участник социальных сетей Интернета. Что Вы там находите для себя?
- Некоторые возможности.